Падение комиссий хедж-фондов – новая реальность для индустрии



Выплаты хедж-фондов сокращались и до того, как пандемия потрясла глобальные рынки. Сейчас же они падают ниже некуда.

Один из самых быстро растущих хедж-фондов Лондона привлекает новых инвесторов, соглашаясь освобождать от платы за успех часть доходов, которая не превышает целевой уровень. В Гонконге руководитель фонда предлагает покрыть инвесторам все потери, для мира фондов это неслыханная уступка. А знаменитый инвестор Кайл Басс сообщил клиентам, что он будет взимать свои обычные 20% от прибыли, только если достигнет трехзначной доходности в новом запущенном им фонде.

Индустрия хедж-фондов, активы которой оцениваются в 3 млрд долларов, долгое время славилась непомерно высокими комиссиями за управление портфелями, которые, как правило, доступны только для институциональных инвесторов или состоятельных частных лиц. Сейчас управляющие идут на экстраординарные уступки, чтобы привлечь новые капиталы, поскольку инвестиционные убытки на фоне пандемии коронавируса ускорили отток инвесторов, который отрасль наблюдает уже на протяжении нескольких лет. Передовые управляющие по всему миру пришли к яркому осознанию того, что если они хотят расширения, модель комиссий "2-20", державшуюся десятилетиями, необходимо модифицировать. Для некоторых фондов поменьше целью является даже не рост, а выживание.


«Индустрию засоряют множество полумёртвых хедж-фондов, которые так и не достигли масштаба", – говорит Эндрю Бир, основатель нью-йоркской компании Dynamic Beta Investments, чья фирма стремится обойти хедж-фонды за счёт более низких затрат. "Комиссии в отрасли всё еще вдвое выше, чем они должны быть".

Выдающиеся результаты индустрии в 1990-х годах, связанные с такими известными управляющими, как Джордж Сорос и Сет Кларман, перегрели отрасль, повысив стоимость услуг хедж-фондов. Ежегодная плата за управление в размере 2% и 20%-ная плата за успех стали нормой для большинства, даже для стартапов с небольшой историей. Одним из главных аргументов было то, что хедж-фонды обладали гибкостью в реализации стратегий, которые другие управляющие не могли использовать. Они могли делать большие ставки не только на рост, но и на падение активов и даже зарабатывать на волатильности рынка.

Однако посредственные результаты отрасли за годы, прошедшие после финансового кризиса 2008 года привели к мятежным настроениям инвесторов. Даже известные портфельные менеджеры приходят к выводу, что для сохранения конкурентоспособности им необходимо идти на уступки. Ставки комиссий в последние годы урезали такие отраслевые титаны как Алан Ховард, Дэвид Хардинг и Пол Тюдор Джонс.

Есть и исключения. Миллиардер Джефф Талпинс из Element Capital Management в прошлом году увеличил размер платы за успех до 40%, при этом он снизил плату за управление до отраслевой нормы в 2%. D.E. Shaw & Co. увеличила комиссии в своем крупнейшем хедж-фонде до 30% за успех и 3% за управление. Но такие фонды в меньшинстве.


Посреди хаоса на рынках, вызванного пандемией, некоторые хедж-фонды смогли воспользоваться долгожданным всплеском волатильности и повысить доходности. Но для многих из них, в том числе для фондов Рэя Далио и Михаэля Хинца, март 2020 стал худшим месяцем в истории.

Пока потрясенные инвесторы оценивают ущерб от пандемии коронавируса, статистика становится всё более удручающей. В первой половине 2020 года, согласно данным трекера EVestment, клиенты вывели более $55 млрд. из хедж-фондов – установив своеобразный антирекорд десятилетия. В первом квартале сотни фондов закрылись – это самый высокий показатель за более чем четыре года. Почти достигло минимума и количество новых запусков.

На этом фоне некоторые управляющие активами дают знать, что готовы полностью отказаться от фиксированных комиссий за управление, предлагая и другие поблажки. В списке опций для инвесторов внезапно оказался доступ к бесценным исследованиям фондов, со-инвестирование, при котором клиент получает возможность вложить капитал в эксклюзивные сделки, организованные хедж-фондом, а также полное возмещение потерь клиента.

Selwood Asset Management, лондонский хедж-фонд с активами под управлением в размере 3,5 млрд долларов США под управлением Софайна Гарреда, привлек нескольких новых инвесторов на условии, что плата за успех не будет взиматься, пока фонд не достигнет предыдущего пикового уровня стоимости (этот показатель известен как high-water mark). Обычно Selwood взимает плату за успех в своём основном фонде в размере от 13,5% до 30%.

Закари Сквайр, основавший нью-йоркский хедж-фонд Tekmerion Capital Management при поддержке Алана Ховарда и Майка Новограца, предоставляет клиентам рыночные исследования. Сквайр отмечает, что материалы, предлагаемые "институциональным инвесторам, будучи CTA" (тип инвестиционного консультанта), по-настоящему выделяют его компанию среди конкурентов и помогает клиентам, у которых, возможно, нет собственных аналитиков.

Между тем, Басс из Hayman Capital Management предложил взимать традиционную плату за успех в размере 20% в своем новом фонде только в том случае, если чистая доходность превышает 100%. Он также предлагает нулевую комиссию за управление после того, как с взноса удержана разовая комиссия в размере 2% для покрытия первоначальных расходов. Уловка заключается в том, что инвесторам нужно разделять его прогноз обвала гонконгского доллара в течение двух лет.

Нью-йоркская управляющая компания Пола Сингера Elliott Management Corp., работающая на протяжении 43 лет, также предлагает снизить комиссионные при условии, что капитал будет заблокирован дольше. Elliott предлагает некоторым клиентам переход на другой класс паёв, по которому плата за управление снижена с 2% до 1,5%. Условие: инвесторы смогут вернуть свои деньги не раньше, чем через 18 месяцев. А генеральный директор гонконгской УК Infini Capital Management Тони Чин предлагает полное страхование от убытков в обмен на комиссию, составляющую половину полученной прибыли.

Звезды мира инвестиций

Хедж-фонды уходят корнями в начало 20-го века, но получили широкое распространение только в последние два десятилетия. Некоторые называют первым в современном мире менеджером хедж-фонда известного экономиста Джона Мейнарда Кейнса, поскольку он делал ставки на валюту, сырьевые товары и акции в 1920-30-х годах. Другие говорят, что эта честь принадлежит Альфреду Уинслоу Джонсу, который открыл свой фонд в 1949 году и придумал словосочетание «захеджированный фонд» (hedged fund). Относительно недавно статус легенд этой отрасли получили фонды, управляемые Соросом, который спровоцировал девальвацию фунта и тем самым обанкротил Банк Англии в 1992, и Далио, основателем крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associates.

Сотни миллиардов долларов активов были вложены в отрасль в годы прекрасных доходностей. Богатство наполняло сундуки управляющих хедж-фондами, создавая им имидж победителей, которые растрачивали свои огромные заработки на роскошный образ жизни, покупали дорогие произведения искусства и спортивные команды, а также финансировали политические кампании. Обилие денег служило вдохновением для книг, фильмов и сериалов.


Золотая эра подошла к концу после финансового кризиса 2008 года. Доходности снизились, так как центральные банки наводнили рынок дешевыми деньгами, исказив традиционные отношения между классами активов и экономическими данными. Волатильность выросла, и многие менеджеры пытались заработать, играя против рынков акций, которые вошли в свой самый длинный бычий период за всю историю. За последнее десятилетие среднегодовая доходность хедж-фонды составила меньше трети от среднегодовой доходности акций.

В первой половине 2020 года хедж-фонды потеряли 3,4%, немногим больше, чем потерял индекс S&P 500 с учетом дивидендов. Это ещё один ошеломляющий показатель для отрасли, которая традиционно обещала защищать, или хеджировать, от потерь в плохие времена.



До финансового кризиса система «2-20» была настолько укоренившейся, что мало кто действительно следил за комиссиями хедж-фондов. Даже когда доходность начала снижаться, хедж-фонды могли зарабатывать много денег на комиссиях за управление, генерируемых большим объемом активов. Но было подорвано их ключевое преимущество, ведь высокая стоимость для клиентов была оправдана более высокими показателями доходности по сравнению с другими инвестициями.

В 2014 году крупнейший американский пенсионный фонд принял решение о полном выводе своих средств из хедж-фондов, что было весьма символично на фоне спада в отрасли. Пенсионный фонд для госслужащих Калифорнии California Public Employees’ Retirement System вывел 4 миллиарда долларов таких инвестиций, ссылаясь на сложность и высокие затраты. С тех пор даже Уоррен Баффетт ввязался в дискуссию, призывая управляющих, взимающих высокие комиссии, генерировать и высокую доходность для инвесторов.

«Некоторые хедж-фонды стали похожи на гигантские нефтяные танкеры, которые с трудом ходят по Суэцкому каналу», – говорит Салим Сиддики основатель компании Musst Investments, которая предоставляет хедж-фондам капитал. «Снижение объёма активов уменьшит зависимость от платы за управление и, возможно, заставит управляющих сосредоточиться на доходности".

Albourne Partners, одна из самых влиятельных компаний по финансовому консультированию в отрасли, предложила радикально пересмотреть структуру комиссий хедж-фондов, чтобы теснее увязать интересы управляющих и инвесторов. Согласно модели, которую Albourne называет «1 или 30», в хороший год управляющий получает 30% от прибыли, без комиссии за управление. В плохой год фонд может взимать 1% от активов в форме комиссии за управление, но впоследствии эта сумма вычитается из комиссии за успех следующего года. Albourne впервые предложила эту модель в 2016 году, и она постепенно получает признание.

Компания Albourne консультирует более чем 280 инвесторов, разместивших свыше 550 млрд долларов США в альтернативные инвестиции (общий термин для сложных инвестиционных продуктов, к которым относятся и хедж-фонды). По утверждению компании, эту структуру комиссионных приняли 77 фондов. В эту цифру не входит большое количество договоренностей, согласованных в частном порядке с помощью так называемых "дополнительных писем", – говорит Джонатан Кернер, партнер Albourne. По его словам, недавний опрос, в котором принял участие 391 фонд, показал, что 63% управляющих либо уже предлагают, либо готовы внедрить такую схему.


Конвейер миллиардеров

Отрасль продолжает указывать на огромные прибыли, заработанные для инвесторов за годы своего существования. По данным инвестиционной группы LCH Investments, хедж-фонды, в целом, принесли прибыль в размере почти $1,3 трлн. Но вот интересный факт: в отрасли, насчитывающей более 8000 фондов, почти половина общей прибыли приходится на 20 лучших.

Сегодня доходность хедж-фондов всё реже превышает бенчмарки, а высокие прибыли, в основном, приносят управляющие из старой гвардии, сидящие на миллиардах долларов активов и добавляющие к собственному состоянию сотни миллионов долларов в год. Несмотря на убытки, которые компания Bridgewater Associates показала в прошлом году в своем флагманском фонде, её основатель Далио увеличил свой капитал на $480 млн. Согласно индексу Bloomberg Billionaires Index, он оценивается в $15,4 млрд.

Гонорары индустрии хедж-фондов помогли появиться десяткам миллиардеров. Себастьян Маллаби, автор книги «More Money Than God», отметил, что в 2016 году тогдашний главный исполнительный директор Goldman Sachs Group Inc. Ллойд Бланкфайн получил $54 млн. В том же году трое лучших управляющих активами хедж-фондов получили более $1 млрд. каждый. В прошлом году пять управляющих хедж-фондами заработали для себя более $1 миллиарда, согласно данным, собранным Bloomberg.


Однако за границей этого почётного круга управляющие активами хедж-фондов сталкиваются с другой реальностью.

Особенно трудно приходится управляющим фондами с небольшими активами и новым хедж-фондам, они больше не могут рассчитывать на то, что соберут достаточно активов, чтобы окупиться за счет платы за управление. Чтобы снизить затраты, некоторые присоединяются к так называемым фирмам-платформам, которые предоставляют бэк-офисную поддержку, такую как инфраструктура торговли и соблюдения нормативных требований (compliance), чтобы снизить затраты. Один из таких провайдеров, компания Mirabella Group, с середины 2017 года увеличила свою клиентскую базу более чем вдвое, до 67, почти утроив объём активов до $17 млрд. Другие вообще отказываются от планов создания собственных фирм. Например, Крис Уилер, управляющий в Citadel, планировал создать собственный хедж-фонд, но отказался от этой идеи, когда его ключевой инвестор передумал, и в прошлом году вернулся в Citadel.


Но есть и такие ветераны, как Мартин Тейлор, который в прошлом году прервал свою пенсию и запустил лондонскую компанию Crake Asset Management. Управляющий, который с 1995 по 2015 год обеспечил инвесторам кумулятивную доходность в размере 6 400%, в привлечении инвесторов рассчитывал не только на свои прошлые результаты. Для первой половины привлечённых активов он установил комиссии, в разы ниже обычных: 0,5% за управление и 10% за успех. Для последующих инвесторов ставки были повышены: 1% и 12,5% соответственно. Однако в 2019 году, сумев привлечь в крупнейший в Европе новый хедж-фонд $1,6 млрд. – больше, чем планировалось – Тейлор ещё сильнее снизил комиссионные. Затем он закрыл фонд для нового капитала на два года.

«Мартин понимает, что отрасль изменилась», – говорит Карон Бастьянпиллай, отвечающий за распределение капиталов между хедж-фондам в компании Notz Stucki & Cie, инвестировал в новый фонд Тейлора. «Он изменил привычный уклад».

На ежегодном собрании хедж-фондов в Монако в прошлом году, большинство из 450 делегатов, прибывших в близлежащий французский город Ницца, не пожелали лететь в солнечное княжество на вертолёте. Стоимость семиминутного перелета над захватывающей дух Французской Ривьерой в Монако в размере 140 евро ($163) не была непомерно высокой – даже такси стоит более 100 евро – участников беспокоило, как это будет воспринято.

Участвовавший в мероприятии Стюарт Макдональд, управляющий партнёр Bride Valley Partners, помогающий хедж-фондам привлекать средства, говорит, что группы управляющих активно обсуждали возвращение на автобусе, резкий контраст со славными днями прошлого. «В прежние времена, – говорит Макдональд, – в дни конференции хедж-фондов было трудно разглядеть небо над Монако, поскольку вертолёт за вертолётом вёз из Ниццы элиту хедж-фонд индустрии".

В оригинале статьи многие графики являются интерактивными.

ИП Бобошко Михаил Сергеевич © 2013 - 2020

  • White Facebook Icon
  • Белый LinkedIn Иконка