Способен ли управляющий хедж-фонда переделать город, не разрушив его?

Автор – Джо Носера, Bloomberg


Несколько месяцев назад я посетил Шарлотсвилл, штат Вирджиния, чтобы поговорить с человеком, сделавшим самое большое частное пожертвование в истории своего университета – 120 миллионов долларов.


Этого человека зовут Джеффри Вудриф (Jaffray Woodriff), а его альма-матер – Университет Вирджинии. Деньги предназначены для создания школы, которая, как надеется меценат, будет заниматься искусственным интеллектом, машинным обучением и вопросами обработки больших данных. Вудриф заработал своё состояние, возглавляя алгоритмический хедж-фонд компании Quantitative Investment Management, под управлением которой находятся 2.8 миллиарда долларов. Он использует секретные алгоритмы для поиска паттернов, за счёт которых можно извлекать прибыль. С момента основания в 2003 году, QIM заработал 240% (хотя, как и другие алгоритмические фонды, испытал серьёзные проблемы в 2018 году, включая падение одного из фондов на 42%).


Джеффри Вудриф (Jaffray Woodriff)

«Школа Data Science станет лидирующей в своей области и будет играть важнейшую роль в определении нашего будущего», - говорил Вудриф в середине января на церемонии, посвященной его пожертвованию. «Сейчас самое время для создания школы, которая будет не только готовить лучших ученых в своей сфере, но также оценивать и создавать правила использования возможностей Data Science, учитывающие этические, персональные и регуляторные аспекты», - добавил он.


У меня нет сомнений, что Вудриф верит в каждое сказанное им слово. Более того, если бы Университет Вирджинии должен был работать над усовершенствованием приватности данных, он бы успешно справился с этим. Однако, как я выяснил, встретившись с Вудрифом несколько дней спустя, это была не единственная его цель. Совсем нет.


Шарлотсвилл – классический современный университетский городок с населением 48 тысяч человек. В нём множество книжных магазинов и концертных залов. Кажется, все местные рестораны продвигают фермерскую продукцию. В центре Шарлотсвилла находится торговый центр, наполненный интересными магазинами. Кроме того, этот город является пригодным для жизни и в другом смысле: большинство домов в нём можно приобрести на зарплату профессора, а некоторые доступны даже для студентов


Вудриф, которому в апреле исполнится 50 лет, вырос на ферме в Сомерсете, штат Вирджиния, крохотном городке в получасе езды от Шарлотсвилла, в который молодой Вудриф ездил, чтобы сходить в кино или поесть в ресторане. Когда настало время выбирать университет, у него не возникло вопросов куда поступать - конечно, в Университет Вирджинии.


После окончания обучения Вудриф покатался по стране, проводя время в различных городах от Монтаны до Сан-Франциско. Ни в одном из них он не нашёл места, в котором ему захотелось бы остаться. Вудриф предпринял несколько неудачных попыток начать карьеру трейдера и в итоге оказался в Societe Generale в Нью-Йорке. Когда он покинул банк и вместе с коллегами основал маленькую компанию, то прожил в этом городе ещё год. Но Вудриф всегда мечтал вновь вернуться в Шарлотсвилл, что в итоге и сделал в 2002 году. «Я интроверт и домашний парень», - говорит он. Шарлотсвилл был городом, который Вудриф всегда любил и в котором чувствовал себя наиболее комфортно.


Он рассказал мне, что его мать была не рада его решению вернуться в Шарлотсвилл, так как считала, что в нём слишком мало возможностей. Но управлять хедж-фондом можно откуда угодно. Более того, Вудриф – не единственный менеджер фонда, живущий в Шарлотсвилле. Кроме него там обитает Тед Вешлер, один из двух инвестиционных менеджеров Berkshire Hathaway. Также в этом городе находятся Guardian Point, Bluestem Assets и многие другие.


Вудриф рассказал мне, что всегда собирался пожертвовать свои деньги, если его дела пойдут хорошо. «Я никогда не понимал зачем зарабатывать как можно больше, не делясь деньгами», - сказал он. The Quantitative Foundation, управляемый Вудрифом и его женой Мерил, жертвует значительные суммы на нуждыгорода, в том числе на такие достойные цели, как поддержка молодежи после окончания школы. Но, тем не менее два первых вложения были направления на интересные лично ему темы. Так, Вудриф пожертвовал 10 миллионов долларов Университету Вирджинии на основание Data Science Institute, предтечи новой школы. А после того, как Вудриф заинтересовался сквошем, он подарил 12.4 миллиона долларов местному департаменту спорта на постройку современного зала для сквоша.


Таким образом мы подошли к другим целям Вудрифа, упомянутым мною ранее. Его основная идея – превратить Шарлотсвилл в место, которое привлечет больше людей, таких как он сам. Он надеется, что студенты, посещающие школу, захотят остаться в Шарлотсвилле после окончания учебы, и их родители одобрят такой выбор. «Я хочу, чтобы люди стремились и приезжали сюда, а не отправлялись устраиваться в Google», - говорит Вудриф.


Частично его вдохновила серия эссе, написанных Полом Грэмом, сооснователем Y Combinator, инкубатора стартапов. «Эти эссе описывали, что требуется городу, чтобы стать привлекательным для стартапов», - отмечал Вудриф. Тремя главными требованиями являются занимающийся исследованиями университет, множество богатых людей и живой, привлекательный центр. «У человека должна быть возможность выйти из своей комнаты и оказаться среди ярких, мотивированных людей, - говорит Вудриф. - Пало-Альто добился этого. Bell Labs сделали это. А я пытаюсь достигнуть того же в Шарлотсвилле».


Так, в начале 2017 года Вудриф купил Main Street Arena, в котором, кроме всего прочего, находились каток, концертный зал и популярное в ЛГБТ-сообществе кафе. Здание будет снесено, а на его месте появится 15 тысяч квадратных метров офисных помещений для стартапов.


Тим Миано, бывший партнёр Вудрифа, рассказывал the Daily Progress of Charlottesville, что культура стартапов в городе «находится в шаге от процветания», но ей необходимо больше талантов извне, а также места для офисов в центре города. Вудриф считает, что, построив второе, он обеспечит и первое. Выпускники школы Data Science будут основывать свои компании в его здании, возможно получая стартовый капитал от Вудрифа.


Я спросил у Вудрифа, не боится ли тот, что исполнение его мечты изменит Шарлотсвилл, и город будет нравиться ему меньше, чем место, в котором он живёт сейчас. Вудриф развеял мои сомнения: «Я не думаю, что Шарлотсвилл сильно преобразится. Если мы увеличим количество остающихся в городе выпускников с двух до ста из трёх тысяч, это будет совсем небольшим изменением».


Я бы не был так в этом уверен. На данный момент главное недовольство покупкой Вудрифа связано с уничтожением катка (хотя тот и спонсирует постройку ещё одного) и с тем, что новое здание уничтожит некоторые значимые места. «Это сделано в пользу небольшой доли населения, но в ущерб всем остальным», - говорит Майкл Пейн, местный активист.


Однако, по моему мнению, есть и более серьёзная проблема. 98 новых предпринимателей в год, которые должны появиться по предположению Вудрифа, окажут значительное влияние на город. Некоторые из них обанкротятся, но остальные добьются успеха, возможно даже более значительного, чем мы сейчас можем представить. Я жил в Остине, штат Техас, в середине 80-х, когда это был небольшой комфортный город с населением менее 300 тысяч человек. В то же самое время студент по имени Майкл Делл собирал компьютеры в своей комнате в общежитии Университета Техаса.


Успех Dell Computers, чья штаб-квартира в данный момент находится в пригороде Раунд-Рок, изменил Остин до неузнаваемости. Сегодняшнее население города составляет около миллиона человек, повсюду находятся большие технологические компании, ситуация на дорогах просто невыносима, а целые районы сравняли с землей, чтобы простроить офисные высотки. Жители Остина жалеют о том, что случилось с их городом.


Джеффри Вудриф тратит свои деньги, веря, что помогает Шарлотсвиллу. Но он всего лишь один богач, вдохновленный другим богачом, Полом Грэмом. Он не привлекал правительство ни для чего, кроме получения разрешения на строительство. Также он не задумывается над тем, что произойдет, если один из новых стартапов станет вторым Dell Computers. Да, существует вероятность, что Шарлотсвилл изменится к лучшему, но нельзя забывать о такой же вероятности, что в результате город станет хуже.


Данная ситуация поднимает один важный вопрос. Должен ли один богатый человек со всеми своими деньгами и благими намерениями иметь возможность переделать город или же город сам должен иметь возможность повлиять на изменения?


Источник: Bloomberg Hedge Funds Weekly Brief, 12/03/2019


ИП Бобошко Михаил Сергеевич © 2013 - 2020

  • White Facebook Icon
  • Белый LinkedIn Иконка